среда, 29 сентября 2010 г.

Щелочные крендели – Laugenbrezel

Брецель всегда были приоритетом профессиональных пекарей. В домашних условиях пекут его крайне редко, поскольку необходимо соблюдать правила особой техники безопасности при работе с едкими щелочными растворами. Но, если использовать при изготовлении кренделей раствор питьевой соды, то вполне можно провести на своей домашней кухне свои собственные вкусовые эксперименты с отличным результатом.

Кружка баварского пива, мюнхенские белые сосиски и ложечка пикантной баварской горчицы – и вы уже готовы разглядывать сквозь дырочки кренделя веселый разноцветный калейдоскоп Октоберфеста.

Не являясь особым любителем соленых брецелей, решилась на эксперимент, скорее ради того, чтобы испытать сам процесс приготовления щелочной выпечки и снова покрутить крендельки. С самого начала были подспудные опасения по количеству дрожжей в оригинальном рецепте с сайта Marco Fortino, которые оказались не беспочвенными, но об этом в послесловии.

В принципе, домашний Октоберст вполне удался. Тем более, что к брецелям, как и положено, были добавлены все перечисленные выше сопутствующие продукты.

Щелочные крендели – Laugenbrezel





Продукты:

Для теста:
Мука 500 г
Свежие дрожжи 30 г
Вода теплая 250 мл
Свиной жир (смалец) 20 г
Соль 2 ч. ложки без горки
Сахар 1 ч. ложка
Разрыхлитель для теста 1 пакетик

Для раствора:
Вода 1 л
Сода пищевая 8 ч. ложек

Приготовление:

В воде развести дрожжи и сахар. Замесить тесто из всех перечисленных компонентов.
Тщательно вымесить его при помощи миксера или руками в течение 15 минут. Накрыть и убрать в теплое место до увеличения объема в 2 раза. Обмять и разделить тесто на 8-10 равных частей.



Сформовать из каждой продолговатый цилиндр.



Раскатать каждый цилиндр для кренделя в жгут длиной 50-55 см.



При этом середина жгута должна быть отчетливо толще, а концы - тоньше. Обеими руками взяться за концы жгута, быстрым движением в воздухе дважды перекрутить тесто и уложить его на рабочую поверхность, продолжая придерживать тесто за концы.



Затем прижать концы жгута к тесту.



Сформованным изделиям дать расстояться в течение 30-50 минут. В горячей воде осторожно развести соду. При помощи шумовки окунать изделия по одному в горячий щелочной раствор, держа их в растворе по 20 секунд. Обваренные крендели уложить на бумагу для выпечки. На утолщенной стороне изделия острым ножом или бритвой нанести продольный разрез. Посыпать крупнокристаллической морской солью.



Выпекать в предварительно нагретой до 200 °C духовке в течение 15-20 минут.

Приятного аппетита!



В оригинале приведено, на мой взгляд, избыточное количество дрожжей (42 грамма). Может быть, в условиях профессионального производства брецелей это было бы приемлемо, но в домашних как-то не очень. Опять же, это лично на мой вкус и восприятие запахов – выпечка сильно пахла дрожжами. Если поделить порцию теста на 15 частей и катать их длиной всего 30 см, как указано в авторском варианте, то брецели получатся очень мелкими.
Я делила тесто на 10 частей. Можно смело разделить его на 8, и катать крендельки тоньше и длиннее, как в булочной.
Количественные составляющие для щелочного раствора я взяла из расчета 2 ч. ложки порошка питьевой соды (NaHCO3) на 250 мл воды. Автор приводит технологию использования гидроксида натрия (NaOH), т.е. едкого натра, что в домашних условиях не безопасно.
Marco Fortino, спасибо за очень подробные рекомендации и рецепт.

Источник
brezel-baecker.de
Читать всё...

Гулянья Октоберфеста сквозь дырки кренделя

2010-ый год – год особенный в славной истории Баварского всенародного гулянья. Столица земли Мюнхен отмечает свой 177-ой Октоберфест. 200 лет назад 12 октября 1810 года в честь свадьбы кронпринца Людвига, позже короля Людвига I, и принцессы Терезы Саксонской-Хильдбургхаузской были объявлены официальные пятидневные торжества, венчавшиеся гуляньем и скачками. Решением городской администрации в этом году празднование продлится дольше, чем обычно – 17 дней с 18 сентября по 4 октября.

Гулянья Октоберфеста сквозь дырки кренделя

Не пивом единым, хоть и пивом особым, праздничным, сваренным и выдержанным специально к этим дням, богат Октоберфест. Есть что выпить, есть чем и полакомиться шумному народному гулянью. Традиционные закуски – белые мюнхенские сосиски, свиная рулька, курочки на гриле, запеченная на шпажках рыба, картофельные и капустные салаты, жареные на вертелах бычьи туши и, конечно же, знаменитые крендели – Brezn.

Брецн, как принято называть крендели в Баварии, в Швабии носят свое местное название Бретцет или Бретцга, а также массу других различных модификаций этого слова на всевозможных диалектах и наречиях Германии и Австрии. В мировом кулинарном лексиконе этот крендель чаще всего встречается под именем Брецель или Прецль. Слово "Brezitella" в древневерхненемецком языке указывает на его происхождение от латинского "brachiatellium" И переводится примерно как "ручки". Полагают, что «Brezn» символизируют сложенные и протянутые в молитве руки.

Brezn – классический представитель щелочной выпечки. Для его производства заготовку из дрожжевого теста перед выпечкой предварительно обваривают (обмакивают или смазывают) крепким щелочным раствором. Происходит клейстеризация крахмала и коагуляция белков, что создает пленку на поверхности кренделя и глянец. При выпечке корочка станет тонкой, красиво-каштановой и блестящей. Тесто же, напротив, остается сочным, нежным и светлым. Свою роль призваны сыграть и крупные кристаллы соли, украшающие всю поверхность кренделей. Они не только придают пикантный вкус, но и препятствуют проникновению влаги из воздуха. Вследствие чего Brezп надолго остаются хрустящими и вкусными. В современной трактовке посыпкой для изделия могут служить также семена кунжута, тыквы, подсолнечника и мака.

Традиция завивать хлебные изделия в форме колец уходит настолько глубоко корнями в прошлое, что проследить начало этой истории весьма затруднительно.
Еще в дохристианскую эпоху выпечка первых кренделей была поистине произведением хлебного искусства. Римские круглые хлеба в виде простых колец стали служить позже хлебом для христианского причастия. «Пристроив к колечку косую палочку-ручку», форма хлеба из простого «нолика» превратилась в «цифру» 6. Скрестив две «шестерки» друг с дружкой древние пекари получили свои первые крендели, дошедшие до нас почти в неизменном виде.
В Средние века изготовление Брецелей было жестко регламентируемым по времени и разрешалось лишь узко ограниченному кругу людей. Крендели служили особенной праздничной выпечкой к Новому году, к вербному воскресенью или к празднику урожая. Изображения кренделей на церквях и монастырях в южной Германии, где особо был распространен этот вид выпечки, доносят до нас отголоски того времени.
Начиная с XIV века по день сегодняшний, Брецель является в Германии символом цеха пекарей и его эмблемой украшены вывески булочных, пекарен и фирм, занимающихся изготовлением хлеба.
Сколько названий носят щелочные крендели, столько, наверное, и легенд ходит по свету об их происхождении. Две основные их них – Швабская и Баварская.

Швабская легенда относит нас к 1477 году и повествует об истории пекаря Фридера из города Урах. Своим мастерством прослыл он в округе одним из почетных представителей пекарского цеха, но попал в немилость к графу Эбергарту фон Урах и был приговорен к смертной казни. Однако граф не спешил лишить жизни одного из своих прославленных пекарей, ценя в первую очередь изделия его золотых рук. Он предложил помиловать Фридера, если тот в течение трех дней представит на пробу графу такой хлеб, сквозь который можно было бы 3 раза видеть солнце, и вкус которого затмевал бы собой всё, что пек мастер до сих пор.
Безуспешно испытывал пекарь все следующие дни различные формы изделий. Его разочарование достигло предела, когда именно на третий день, вертя петли из хлебного теста, его взгляд случайно не упал на стоявшую перед ним жену. Руки несчастной женщины были сложены на груди. Эти безучастные к жизни руки и вдохновили его на окончательную форму кренделя. Противень с кренделями готов был отправиться в печь, когда к ужасу пекаря, на него прыгнула кошка и перевернула все содержимое в стоящее тут же ведро с горячей щелочью.
Времени что-либо исправлять не оставалось, и Фридер был вынужден выпечь «испорченные» крендели. Результат выпечки настолько воодушевил графа, что он незамедлительно помиловал мастера. Так мир узнал о щелочном кренделе.

Ещё одна «правдивая» история – баварская версия легенды об изобретении Brezn, в основу которой легла случайная путаница. Работал в XIX веке в Мюнхене в королевском кафе поставщика его королевского двора Иоганна Айллеса пекарь Антон Непомук Пфанненбреннер.
Однажды в 1893 году произошла с ним в пекарне чудовищная ошибка, чреватая большими осложнениями. Как и было положено в те времена, глазировал он крендели перед выпечкой сахарной водой. Но, по чьему-то недосмотру или случайности, покрыл он в тот день все заготовки из теста щелочной водой, приготовленной для чистки противней.
Однако шеф его настолько был ошеломлен вкусом выпеченных «по-новому» изделий, что тем же утром за завтраком эти крендели пробовал Королевский посол из Вюртемберга Вильгельм Ойген фон Урсинген. 11 февраля 1893 года по некоторым источникам считается первым днем официальной продажи щелочных кренделей.

Брецель всегда были приоритетом профессиональных пекарей. В домашних условиях пекут его крайне редко, поскольку необходимо соблюдать правила особой техники безопасности при работе с едкими щелочными растворами. Но, если использовать при изготовлении кренделей раствор питьевой соды, то вполне можно провести на своей домашней кухне свои собственные вкусовые эксперименты с отличным результатом.
Кружка баварского пива, мюнхенские белые сосиски и ложечка пикантной баварской горчицы – и вы уже готовы разглядывать сквозь дырочки кренделя веселый разноцветный калейдоскоп Октоберфеста (далее...)
Читать всё...

вторник, 14 сентября 2010 г.

Рулет с орехами

Из того же теста, что было приготовлено для Самаркандского пирога с курагой, можно испечь замечательные сдобные рулеты со всевозможными начинками. В нашем случае рулет был ореховый, любимый всеми членами семьи, без исключения.

Рулет с орехами



Продукты:
на 3 рулета:

Тесто:
Мука 720 г
Молоко 375 мл
Дрожжи свежие 35 г
Сахар 50 г
Масло сливочное 120 г
Яйца 2 шт.
Соль 1 ч. ложка

Начинка:
Грецкие орехи 300 г
Изюм 300 г
Абрикосовый конфитюр 6 ст. ложек

Молоко для смазки
Крупнокристаллический сахар для посыпки

Приготовление:

В теплом молоке развести дрожжи и замесить из всех продуктов безопарное дрожжевое тесто. Вымесить ручным миксером или в тестомесильной машине, накрыть и поставить в теплое место до увеличения объема в 2-3 раза. Тесто обмять и опять убрать в теплое место ещё на 25-30 минут. Разделить тесто на 3 части, раскатать в пласты, смазать каждый начинкой и свернуть рулетом. Тщательно защипать края.

Для начинки порубить крупно слегка подсушенный в духовке (или в микро) грецкий орех. Перемешать его с изюмом и конфитюром.

Уложить рулеты на бумагу для выпечки на противень или в выстеленные бумагой формы для выпечки различной конфигурации (прямоугольные, овальные, кольцевые).
Дать тесту подняться, смазать молоком, посыпать сахаром и выпекать в предварительно нагретой духовке при 180 °C примерно 50 минут.
Остудить на металлической решетке.

Приятного аппетита!



Для выпечки рулета в данном случае я использовала прямоугольную стеклянную форму, выстелив ее бумагой. Вместо абрикосового конфитюра можно взять любое густое варенье или повидло.
Читать всё...

понедельник, 13 сентября 2010 г.

Самаркандский пирог с курагой

Пышное дрожжевое тесто и солнечное варенье из кураги объединились в одно целое – в необыкновенно вкусные и ароматные пироги с заманчивым названием имени красивейшего из древних городов земли. Знакомство с рецептом стало возможным благодаря двум отличным кулинарам - Chelsy и GalinaP.
Безусловно, впечатляет здесь курага, технология приготовления которой делает ее удивительно красивой и пропитанной сиропом как высококачественные цукаты. Чтобы настроить вас на Самаркандскую лирическую волну и сподвинуть к приготовлению пирогов, предлагаю послушать песню «Tashkent-Samarkand» в исполнении Lola.

Самаркандский пирог с курагой





Продукты:
на 4 пирога диаметром 26 см:

Тесто:
Мука 720 г
Молоко 375 мл
Дрожжи свежие 35 г
Сахар 50 г
Масло сливочное 120 г
Яйца 2 шт.
Соль 1 ч. ложка

Начинка:
Курага 1000 г
Сахар 250 г
Вода 400 г

Молоко для смазки

Приготовление:

В теплом молоке развести дрожжи и замесить из всех продуктов безопарное дрожжевое тесто. Вымесить ручным миксером или в тестомесильной машине, накрыть и поставить в теплое место до увеличения объема в 2-3 раза. Тесто обмять и опять убрать в теплое место ещё на 25-30 минут. Разделить тесто на 4 части, раскатать круглые сочни примерно 26 см диаметром, высотой 0,8-1 см, без утолщения по бортикам. Уложить на противни или в формы, выстеленные бумагой для выпечки.

Для начинки курагу засыпать сахаром и залить водой. Поставить на слабый огонь и варить до выкипания жидкости до густоты довольно вязкого сиропа. Курагу не перемешивать ложкой, чтобы не повредить целостность ягод.



При необходимости наклонять посуду, чтобы сироп равномерно пропитывал всю курагу и на стенках не образовывались сахарный кристаллы. Снять с огня варенье из кураги и слегка остудить. Слить густой сироп с кураги, но не выливать.

Аккуратно и равномерно в один слой выложить тесто готовой теплой курагой, по-возможности, покрыв все тесто начинкой без пробелов, оставив лишь тонкий бортик.



Дать тесту немного подняться. Бортик смазать молоком и выпекать в предварительно нагретой духовке при 180 °C примерно 25 минут.
Готовый пирог смазать оставшимся от варки кураги сиропом.

Приятного аппетита!



Из данного количества теста я приготовила 2 пирога и 1 рулет. Кураги было маловато (половина от написанной в рецепте). Вернее она была очень крупная и толстенькая, поэтому не могла покрыть столь обширные тестяные площади. Соответственно толщина теста в пирогах вышла больше, чем предписано рецептом. Но, это обстоятельство отнюдь не испортила впечатления от шикарных пирогов и дополнительно скрученного рулета с орехами.

Chelsy огромное спасибо, что донесла до нас этот рецепт от GalinaP. Ваш диптих вдохновляет и превосходит все ожидания.
На фото – Медресе Шер-Дор на площади Регистан в Самарканде. Величие этих памятников зодчества невозможно передать словами, надо испытать воочию.



Источник
Форум на kuking.net
Читать всё...

суббота, 11 сентября 2010 г.

Тефтели из свинины со спагетти в горчичном соусе

Незамысловатые мясные колобки с довольно простым гарниром - вкусный и сытный обед в кругу домашних. Внесите в него свою вкусовую нотку – ваш любимый соус. И блюдо отзовется новым кулинарным звуком.

Тефтели из свинины со спагетти в горчичном соусе



Продукты:

Для тефтелей:
Фарш из свинины 1 кг
Рис 150 г
Лук средний 2 головки
Желток 1 штука
Соль
Бульонные овощные кубики 2 штуки
Соль
Кориандр молотый
Чеснок

Для соуса к тефтелям:
Лук репчатый средний 2 головки
Чеснок 2-3 зубчика
Растительное масло 2 ст. ложки
Томатный густой сок 100 г
Манговый кисло-сладкий соус (готовый) 3-4 ст. ложки*
1 ст. ложка
Соль
Молотый чили
Мука
Травы и специи по желанию

Для соуса горчичного к спагетти:
Сливочное масло 50 г
Горчица Дижон 1-2 ч. ложки
Соль
Свежесмолотый черный перец

Спагетти 500 г
Укроп мелко резанный

Приготовление:

Рис отварить в подсоленной воде до полуготовности. Немного остудить, слить с него воду.
Порубить мелко лук, добавить в него рис, сырой желток и перемешать с фаршем. Фарш приправить растертыми бульонными кубиками, солью и кориандром. Соль добавлять осторожно, т.к. бульонные кубики уже содержат в себе достаточно соли. Готовый фарш отбить и сформовать небольшие шарики.
Вовнутрь каждого мясного шарика вложить зубчик чищеного чеснока. Тефтели сложить в огнеупорную форму.



Для соуса обжарить на растительном масле мелко нарезанные лук и чеснок. Добавить муку, перемешать, влить томатный сок и манговый соус. Если соус густоват, разбавить горячей водой или бульоном. Приправить солью и молотым чили. По желанию – добавить любимые специи и травы.



Залить тефтели соусом, накрыть крышкой или алюминиевой фольгой и поставить запекать в предварительно нагретую до 200°C духовку на 1 час.

Отварить в подсоленной воде спагетти.
Для соуса растопить на слабом огне сливочное масло. Энергично взбивая, ввести в него горчицу.
Посолить и приправить черным перцем из мельницы.

При подаче спагетти полить горчичным соусом. Тефтели – соусом, в котором они тушились.
Посыпать мелко резаным укропом.

Приятного аппетита!

* Можно заменить манговым густым соком или пюре.
Читать всё...

четверг, 9 сентября 2010 г.

Бабье лето в Конюшках

Неугомонный рой воспоминаний возвращает меня в тот трехгодичной давности сентябрьский день Российского Черноземья. Впервые в жизни довелось мне побывать в русском селе, на себе ощутить особенности сельского быта и природы Липецкой области. Один день в деревне оказался настолько насыщенным событиями, что ярким краскам тех впечатлений не дано стереться ещё долгие годы.

Бабье лето в Конюшках




Наш авто-путь лежал из Москвы в Конюшки, где проживала со своей семьей моя тетушка.
Вот вся информация, которую я нашла о Конюшках в интернете:
«Постоянное население села 473 человек (2009). Чаплыгинский район. Липецкая область. Центр сельсовета». Не много, прямо скажем...



Чудесная солнечная погода благоприятствовала нашему по-семейно обставленному путешествию. В ожидании долгожданной встречи с родственниками, с некоторыми из коих нам довелось не видеться долгих 19 лет, настроение было приподнятым.
Равнинные осенние пейзажи, с лишь вдоль дорог насаженными лесополосами, приятно ласкали взор теплыми охряно-разомлевшими красками.



Не успев выйти из машины, и едва перецеловавшись со всеми родственниками, я в спешном порядке в сопровождении своего старшего кузена была отправлена тетей на железнодорожную станцию в село Троекурово за билетами. Поскольку рано поутру, нам с ним предстоял дальнейший путь к Волге-матушке, в Астрахань.

Плотно отобедав и слегка оценив дары Бахуса, я постепенно начала изучать окружающую меня действительность. С первого взгляда она, чем-то напоминала дачную, но присутствие большого количества домашних животных и птиц, скотный двор и заготовки кормов на зиму, удаленность соседских домов и сельскохозяйственные угодья вокруг – все это выдавало наличие неведомого мне ранее мира российского села.

Вот мирно пасется на лугу конь, вдоль дороги уселись безучастные ко всему гуси, сушится под лучами нежаркого уже солнца собранное сено, у стены ждет своего «звездного часа» мотоблок с прицепом.









Не обошли мы своим вниманием и местную достопримечательность - муниципальное учреждение «Поселенческий Центр культуры и досуга с. Конюшки». Пишу об этом совершенно без иронии, а, скорее, наоборот, с откровенной гордостью. Поскольку куда бы ни пал взгляд в этом поселковом клубе, как простыми словами называется сие учреждение, все было сделано руками моей тети: украшения фойе и вестибюлей (стенды, поделки, оформление), костюмерная со сшитыми ее руками костюмами (многие из которых я тут же примерила), комната-музей сельской жизни с собранными ею экспонатами.





Разглядывая позже фотографии, которые я в спешке сделала в музейной комнате, обнаружила щемящие сердце подробности. Репродукция «Незнакомки» Крамского (сколько себя помню) висит в спальне моей мамы, а копия картины Перова «Охотники на привале» долгие годы украшала оконный проем нашей лоджии в Ташкенте.
Если я не ошибаюсь, когда-то ее мастерски написал-скопировал мамин дядя.
Эти же картины я обнаружила и на снимках сельского музейного уголка, который оформила моя тетушка. Репродукция «Незнакомки» и написанная кем-то копия с Перова (наверное, тетей). Почему именно они? Что это - память сердца или случайные совпадения? Мистика или целенаправленный выбор? Теперь мне остается только гадать...



Время перевалило хорошо за полдень, а я ещё не успела запечатлеть местные красоты природы. Если бы я тогда знала, чем обернется для меня это извечное желание, по-возможности, охватить всё прилегающее пространство цепким взглядом фото-объектива, я бы и сама осталась в садике-огородике, и людей за собой не потащила. Гостеприимство обязывало составить мне компанию. В сопровождении надежного эскорта в лице дяди и двоих кузенов, на борту того самого запечатленного на память мотоблока и началось мое знакомство со вторым по счету злополучием России – ее дорогами. Нет, не теми автомобильными дорогами, которые привели нас из златоглавой в сей прелестный край, а с проселочными дорогами, по которым можно проехать разве что на тракторе. Конечным пунктом нашей ознакомительной поездки должна была стать речка Сухая Кобельша, точнее противоположный селу берег реки.



До сих пор для меня остается загадкой, как мы умудрились переправиться в ту самую потусторонность – то ли это был мелкий брод, то ли – залитая водой дорога (всего то – по колено грязной жижи).

Мотоблок стонал и кряхтел, буксуя, все глубже и надежнее увязая на переправе. Но, преодолев, казалось бы, непреодолимые препятствия выбрался на тот уже берег речки. Медлить было нельзя - день стремительно убывал. Началась скоропалительная фото-сессия...

Под заходящими лучами солнца неспешно добывали свой улов рыбаки, в реке отражалось сказочно-фиолетовое небо, налетевший ветерок раздувал пушистые семена заскорузлой колючки, шумел, как в народной русской песне, камыш...









Поначалу некую, ставшую неуклюжей, нерасторопность нашего мотоблока мы не приняли близко к сердцу, а когда обратили свое пристальное внимание на его неровный ход по береговым ухабам – по всему было поздно. Шина отвалилась от обода, и колесо протерло резиновую камеру. Приехали всерьез и надолго...

Другой переправы, кроме той через которую пробирались буквально «на пузе» мотоблока, нет, да и от нее мы отъехали до неприличия далеко. Моста нет, другой брод неизвестен (да и как через него перетащить немобильную машину), из народа на берегу реки – внезапно остались мы одни одинешеньки. Сотовые телефоны, естественно, с собой никто из нас не взял. А зачем, не за горы ведь едем, всего-то – через реку…

Солнце уже не просто садилось, оно падало, причем настолько стремительно, что легкая прохлада неожиданно превратилась в пронизывающий холодок, а сумерки приняли угрожающе серые очертания. Аккумулятор в фото-камере приказал долго жить...



Роль разведчиков на предмет поиска обходных путей в село досталась мне и младшему кузену (ровеснику моего сына). Проблема осложнялась тем, что тетина семья в этих метах – жители приезжие, и мальчики не столь досконально излазили в детстве прилегающие к селу окрестности, как местные ребятишки, родившиеся здесь. Да и учеба в ВУЗах в других городах за последние годы далеко оторвала их от перипетий местной топографии. Двинули вдоль реки в обратную сторону, с крохотной надеждой на призрачный мостик.

Долго ли, коротко ли, достиг наш путь какой-то деревни. Но моя бурная радость с вспыхнувшей надеждой на помощь была более чем преждевременной. Деревня предстала пред нами бестелесным призраком. Кузен вел меня как сталкер сквозь зону. На нас таращились мертвые глазницы оконцев покинутых домов, запустелые дворы, болтающиеся на ветру полу-оторванные и отвалившиеся калитки, издавая стоны и скрипы живых существ. Где-то вдали слышались непонятные звуки - начинающие стынуть в жилах кровь, похожие на волчьи, завывания собаки. Каждый легкий шорох заставлял меня вздрагивать и вспоминать о присутствии разудалой нечести, героях народной демонологии – вурдалаках и оборотнях. Темнота сгущалась, все плотнее обступая нас и окружающую действительность, поглощая еле узнаваемые тропинки и дорожки. Состояние ирреальности происходящего не покидало, мороз пробирал по коже ни сколько от холода, сколько от первобытного животного страха перед неизвестностью. Навстречу нам, как из-под земли, выскочили два велосипедиста-привидения и, не проронив ни слова, лишь брякая на ухабах звоночками, пронеслись мимо. Мы продолжали брести, теперь уже увереннее и целенаправленнее. Кузен вспомнил направление, которого мы должны были придерживаться, но сохранял в тайне информацию о предполагаемой продолжительности нашего дальнейшего пути, стараясь хоть этим немного меня успокоить. О мысли, что мне уже в 6 часов утра надо быть в вагоне проходящего через районную станцию и останавливающегося на ней на 1-2 минуты поезда, я старалась на тот момент не думать. Сначала надо было добраться до дома...

Не помню, когда я так радовалась огням машинных фар, как в тот злополучный вечер. Вернее ночь, поскольку темнота уже стояла всепоглощающая. Местный фермер с семьей благородно приютили нас в салоне своего авто, вскользь упомянув, что нам посчастливилось встретиться, так как обычно по этой проезжей тропке машины сейчас не ездят. Расспрашивая о цели нашей прогулки в кромешной тьме и видя, что на шее у меня болтается камера, водитель невзначай задал вопрос, осознав смысл которого, я впала в легкий ступор: «Фотографировать ходили, да? На кладбище?»...

Оказывается, оберегая мои чувства, кузен не сообщил по дороге, что путь наш лежал вдоль деревенской кладбищенской оградки, наличие которой на тот момент в полутьме я не поняла.

Пожалел он меня, как я уже упоминала выше, и от знания того кошмарного количества времени, которое мы должны были затратить на обратный путь, продолжи двигаться дальше пешком в кромешной тьме и не подвези нас добрые люди. Очень далеко…

Какие усилия пришлось приложить моим родственникам той ночью, чтобы довезти мотоблок обратно до переправы, перетащить через тот злополучный мост, и как его удалось транспортировать до дверей дома – смею только догадываться.

Операция по спасению сельхозинвентаря длилась до середины ночи. А в 6 часов утра мы уже стояли на вокзале железнодорожной станции села Троекурово в ожидании поезда на Астрахань. По номерам вагонов прибывающего поезда я с ужасом обнаружила, что наш вагон находится далеко за пределами короткой привокзальной платформы. Спрыгнув с платформы, мы с кузеном (теперь уже старшим) понеслись по насыпи, ища нужный вагон. Осознавая, что времени у нас не то что в обрез, а его нет практически, стали колотить во все вагоны подряд. «А в ответ тишина»…
На наши усиленные кулачные «мольбы» Сезам одного из вагонов наконец-то открылся, явив на электрический тусклый свет заспанного дядечку проводника. Закинув свою дорожную сумку «легким движением руки» профессионала-копьеметателя в теплое вагонное нутро, я одним махом, аки птица, влетела на площадку. Надо было видеть глаза того вмиг проснувшегося проводника. Позади меня с насыпи раздавался смех моего кузена. Проводник скинул ему подножку, и он благополучно поднялся в вагон: «Ты куда так рванула? Подножку даже не подождала»...

Думаете, я помню про подножки в Российских поездах, когда последний раз имела счастье ездить на них ещё в детстве? Кинув взгляд вниз на насыпь, я ужаснулась сама себе. Каким образом я сподобилась запрыгнуть в вагон, на такую высоту, ума не приложу. Сквозь сонные вагоны и продуваемые тамбуры мы направили свои стопы к нашему купе в далеком пока ещё вагоне. Поезд тронулся...

P.S.
Случайно увидев в сети фотографии Alexey Ig. Polyakov, меня посетило отчаянное ощущение дежавю.

Читать всё...